Сколково

"Образная психонервная деятельность характеризуется тем, что возникающие при восприятии внешнего мира образы не исчезают вскоре после прекращения его воздействия. В коре больших полушарий при каждом восприятии внешней среды происходят определенные изменения, которые удерживаются на более долгое или короткое время и при определенных условиях выявляются в виде образов воспринятой среды. Вот эта способность коры больших полушарий называется памятью. Она имеется у всех позвоночных животных, даже у рыб, которые не имеют коры в больших полушариях". (И.С. Беритов "Структура и функции коры большого мозга"). Это одно из многих миллионов определений памяти. Но это точка зрения физиолога. Вне поля зрения физиолога остаются понятия "внешней среды" и "времени". Эти понятия интересуют, прежде всего, философов и, отчасти, попов. Для большинства других профессий эти понятия запретны. Т.е. любой ребенок знает, что это такое, но "профессионалам" как-то неприлично об этом даже задумываться.

Для защиты себя любимого от обвинений в дилетантизме можно сослаться на мнение какого-нибудь Секста Эмпирика, который давным-давно заметил, что все изречения ученых мужей настолько противоречивы, что принимать эти изречения за истину можно только в горячем бреду. И вообще, так называемое "величие" человеческого "разума" не имеет под собой серьезных оснований. А на каких основаниях лежит этот "разум"? На способности сохранять "определенные изменения, которые удерживаются на более долгое или короткое время и при определенных условиях выявляются в виде образов воспринятой среды"?

Но, если забыть о "величии", то вся эта свистопляска о разуме сводится к "отображению" одного "нечто" в другое "нечто" с целью "выживания". Когда новорожденный ребенок начинает получать гигантский поток информации через свои органы чувств в свой "мозг", то, очевидно, что его память должна быть организована достаточно нетривиальным образом, чтобы не сводиться к "библиотеке им. Ленина". Проку от такого способа хранения было бы мало.

Эта "нетривиальность" может служить лазейкой для очередного "возвеличивания" человеческого сознания. Вот пример высказывания далеко не самого глупого человека: "В первой части содержится всесторонее и обстоятельное исследование, результаты которого самым решительным образов подтверждаю мой тезис о том, что сознание, в его конкретном проявлении человеческого "понимания", делает нечто такое, чего простые вычисления воспроизвести не в состоянии." (Р. Пенроуз, "Тени разума. В поисках науки о сознании"). Вы думаете, что Пенроуз с помощью многословия что-нибудь доказал? Ничего подобного. Построив свою модель понимания проблемы он с использованием обычного неоднозначного человеческого языка построил цепочку умозаключений, с помощью которой убедить никого нельзя (наверное, и себя не убедил). Чем же он лучше того первобытного философа, который для объяснения непонятного придумал первого идола. И правда, помолись этому идолу и дождь пойдет. Мне было около 5 лет, когда я разбил оконное стекло и побежал сообщить младшему брату о таинственном происшествии: прилетала баба Яга, которая и разбила стекло. До сих пор хорошо помню, что тогда я был уверен, что не вру.

Итак, о чем это я сейчас "вру"? Ах, вспомнил, о моделях окружающего мира в нашем сознании. Беда только в том, что мое представление о модели не совпадает с чужими понятиями модели в сознаниях других людей. Но я не отчаиваюсь по двум причинам. Во-первых, наблюдения показывают, что я не одинок. Во-вторых, ну и что. Если очистить мое понимание модели от всякой шелухи, то оно сводится к понятию отображения и ни к чему большему. "Поставим в соответствие" - как часто это мы слышали! Однажды одно юное дарование в фидо доказывало, что понятие функции (эквивалент отображения) слишком сложно и нужно начинать с более простых вещей при рассмотрении математических конструкций. Подобные дарования, также как и Пенроуз, искренне уверены, что математика не имеет никакого отношения к реальности, что она выдумка праздного ума. А как же быть с двумя яблоками, к которым добавили еще три яблока? Большинство детей с легкостью выстраивают ассоциацию подобной сценки с "выдумкой" 2+3=5. И нужно быть Николой Бурбаки, которые пытались уйти от подобных ассоциаций (здесь я, возможно, заблуждаюсь т.к. давно не заглядывал в "Элементы" и больше ориентируюсь на многочисленные заметки В.И.Арнольда).

Кстати, отождествление своей модели реальности с самой реальностью происходит очень часто. Тем более что очень трудно вспомнить, как из хаоса видеокартинок, звуков и других ощущений возник образ первого человека, матери. Этот образ вошел в наше сознание еще до того, как мы научились говорить.

Язык. Редко кто уверен, что знание языка дается от рождения. Здесь, конечно, просто. Никто не видел говорящего новорожденного. Так уж получилось, что человек вынужден строить отображение своего сознания в языковые конструкции и наоборот - извлекать из языковых конструкций информацию для изменения своего сознания, т.е. строить отображение языковых конструкций в свое сознание. Объяснять тут ничего не надо - настолько это естественно и понятно любому ребенку. Только философы могут с этим не соглашаться. Но, к счастью, это проблемы только их сознания.

До сих пор людям хочется, чтобы их понимали. Стремление к более точной передачи информации привело к различным "подъязыкам", одним из самых могущественных среди них оказался язык, который называют "математика". Конструкции этого языка весьма удивительны. В основе лежит то же "отображение". Поставить "в соответствие" пяти яблокам символ "5" просто, но с самого начала люди столкнулись со странными вещами. Чисел слишком много. Посмотрим на знаменитые аксиомы Пеано - поставим "в соответствие" каждому числу другое число, называемое его последующим. Весь фокус в том, что если некоторый конечный набор отобразить "взаимно однозначно" в некоторый поднабор, то этот поднабор обязательно совпадет с полным набором. Это свойство "конечных" наборов, но ... для чисел это не так. В некотором смысле, натуральные числа это простейший набор, для которого можно установить взаимно однозначное соответствие между всем набором и его поднабором, не совпадающим с полным набором, что и отражено в аксиомах Пеано.

Чуть в сторону, к Пенроузу: "... и, похоже, придется примириться с тем, что нашей планетой, в конечном итоге, будут править абсолютно бесчувственные машины!" Пенроузу кажется это абсурдным, но ... почему "абсолютно бесчувственные"? Еще не доходя до уровня замены человека компьютером, полезно обратить внимание на "чувствующие" алгоритмы поиска решения. Предпосылки к появлению подобных алгоритмов лежат в потребности решения "нерешаемых" задач. Подобные задачи стоят ежесекундно перед любыми живыми существами и они их решают, даже безмозглые. Появление развитых чувств позволяет справляться с экспоненциальным ростом числа вариантов. Посмотрите, чем занимается правое полушарие мозга человека. К чему такая асимметрия? Полный перебор вариантов невозможен из-за экспоненты, но выбирать надо. Случайно? Когда нет другого пути, то можно и случайно, но и случайность можно как-то организовать, вот тут и вступают в игру "чувства". "Хорошее настроение" - выбираем первый вариант, "плохое настроение" - второй. Развитая система "чувственных" алгоритмов помноженная на перебор - вот типичный алгоритм поведения человека. Ничего таинственного в этом нет. Конечно, это только предположение о роли "чувств", но исследовать нечто подобное при разработке блоков оценки в алгоритмах поиска весьма желательно.

У человечества в целом разума никакого нет (?), но именно в целом оно решает свои проблемы. Способ решения напоминает модифицированный поиск "вширь". Решаются те задачи, которые можно решить в данный момент тупым перебором. С помощью случайного спаривания получаются все новые и новые экземпляры, которые, может быть, что-то решат. Это что? Оптимальный алгоритм? Извините, это стадо. Динозавры вымерли, т.к. не справились с задачей выживания. У человечества, как вида, тоже конец неизбежен. Надо ли это доказывать?

Я очень люблю "перебор", тот самый перебор, который называют тупым. Впервые столкнувшись с игрой "сокобан" я смело сбацал переборную программу для поиска решения и ... ужаснулся. Это не лезло ни в какие ворота. Через несколько лет я вернулся к этой игре. Пошел путем стандартного "ученого", который решает одну задачу, но в результате получает решение совсем другой задачи. Это основной метод развития науки - решать те задачи, которые решаются. Правда, с появлением промышленного производства стали появляться задачи, которые требовалось обязательно решить, но "истинные" ученые отдали эти задачи неграмотным инженерам, а сами стали блюсти "чистоту" науки. Так стали возникать всякие "сопроматы", "тмм" и т.д. Сочетание примитивного подхода с потребностью получения решение дало свои результаты. Надо рассчитать балку под нагрузкой - заменяем распределение сил в сечении балки на простейшее линейное и результат легко получается. А всякие задачи Буссинеска с их абсурдными результатами оставляем "чистым", точнее "получистым".

Ну, ладно. Вернемся к "сокобану". Для задач подобного рода необходимо моделировать ситуацию, т.е. создавать в памяти машины образ этой задачи. Каждая конфигурация игры, каждый ход должны находить (точнее, иметь возможность находить) свое "отражение" в этом образе. Каким-то путем желательно описывать возможные последствия от "ходов", регистрировать встречающиеся варианты. Число возможных вариантов растет по экспоненте. Все варианты запоминать не представляется возможным. Что делать? Вот здесь и полезно вспомнить о правом полушарии и о "чувствах".

Я приближаюсь к цели своих разглагольствований. В чем ошибка "Сколково"? Нет, нет, не ошибка, т.к. люди, затеявшие эту аферу умеют "пилить" деньги - тут они не ошибаются. Но к созданию хотя бы жалкого подобия "силиконовой долины" это не имеет никакого отношения. Прочтите книгу Джеймса Уотсона "Двойная спираль" и подумайте, что необходимо для создания условий возникновения открытий. Деньги? Немного, конечно, нужно. Еще что-нибудь? Здесь я могу привести аналогию с выращиванием растений. Сорняки обычно неплохо растут, но существуют достаточно привередливые растения. Как их выращивать знает "садовник", но в отравленной атмосфере даже хороший садовник ничего не сможет сделать. А атмосфера в нашей стране отравлена основательно.

"Не имея возможности пробиться на самый верх, интеллигенты-техники находят утешение в критике "некомпетентных" верхов, где, по их мнению, действуют не знания, а личные связи в сочетании с хорошо подвешенным языком". Эту цитату из статьи И. Кона я смело отношу к самому себе. Ну, может быть, с коррекцией по поводу личных связей и т.п. Да и утешения мне, честно говоря, не надо. Меня больше интересует "устройство", как малыша интересуют внутренности механической лошадки.

Вот появляется на нашем заводе московская команда с "новыми" технологиями. Директор - выпускница МФТИ, члены команды - "крутые" специалисты по информационным технологиям. Что можно ожидать в подобной ситуации? Правильно, ничего хорошего. Доверять подобным людям управление сложными объектами, типа нашего завода, ни в коем случае нельзя. Та модель мира, которую они построили в своем сознании, настолько неадекватна, что любой троечник из какого-нибудь "полутеха" управлял бы заводом лучше. Прежде всего, полная безграмотность помноженная на идиотскую самоуверенность. Для начала они организовали "фотографирование рабочего дня". Вещь, может быть уместную в офисе, применили для конструкторов и технологов. Уже после подобной акции говорить больше не о чем. Далее они занялись "компьютеризацией". Вскоре я подал заявление об уходе и, недоработав год до пенсии, стал безработным.

У Роберта Гласса в книге "Факты и заблуждения профессионального программирования" на первом месте стоит следующий факт:
Самый важный фактор в разработке ПО - это не методы и средства, применяемые программистами, а сами программисты.
Понятно, что это относится и к любому инженерному труду. Вообще, факты, которые приводит Гласс полезно знать нашим "руководителям". А его комментарии часто бесподобны:
"Как все это стыдно. Индустрия ПО столько раз становилась жертвой очковтирателей и их приспешников. И, что еще хуже, готов спорить, что пока вы читаете этот текст, свершается пришествие очередной новой идеи, дорогу ей прокладывают фанатики, громогласно сулящие огромные выгоды, а ваши коллеги, беззаботно пританцовывая, идут следом. Рекламный крысолов опять взялся за старое!"
Увы! За те 25 лет, что я занимался "компьютеризацией", это было постоянно.

Посмотрите на умозрительные построения наших демократов в начале 90-х годов. Странное возникало ощущение. Чего они хотели? Облагодетельствовать народ? Дать ему "свободу". Свободу от чего и для чего? Для того, чтобы "смело" ругать марксизм, о котором большинство в нашей стране не имели ни малейшего представления. Освободить от "труда"? Ну, ладно, поругали - результат известен, половина населения вдруг полюбили Сталина. Освободили от труда и денег - ввергли народ в скотское состояние. А далее еще смешнее - народ оказывается не тот.

Но можно ли обвинять демократов? Требовать от них, чтобы они предусмотрели последствия? И можно, и нельзя. Жизнь общества находится под непрерывным воздействием всех нас, а это воздействие основано на той модели мира, которую создал наш мозг. На протяжении многих веков необъяснимость человеческого разума оставалась тайной. И только в ХХ веке появилась надежда на объяснение. Любопытны рассуждения Э.Шредингера ("Материя и разум") о тупике отделения разума от материи:
"Тупик есть тупик. Так что же, получается, мы не совершаем своих же действий? Но ведь мы чувствуем ответственность за свои деяния, за них мы подвергаемся наказанию либо поощрению в зависимости от ситуации. Это ужасная антиномия. Я утверждаю, что ее невозможно разрешить на уровне современной науки, которая до сих пор остается полностью поглощенной "принципом исключения" - не зная этого - отсюда и возникает антиномия."
И далее:
"Итак, мы оказались в следующей замечательной ситуации. В то время как материал, из которого построена наша картина мира, доставляется исключительно из органов чувств как органов разума, так что картина мира каждого конкретного человека является и всегда остается построением его разума, причем доказать другое ее существование невозможно, сам сознательный разум остается в этой конструкции чужаком, у него нет в ней жизненного пространства, его невозможно засечь в какой-либо точке этого пространства. Мы обычно не осознаем этот факт, потому что привыкли думать, что личность человека или, что в данном случае то же самое, личность животного, находится внутри тела. То, что в действительности ее там невозможно обнаружить, удивляет настолько, что вызывает сомнение - мы очень не хотим это признавать. Мы привыкли локализовывать сознательную личность в голове, я бы сказал, на глубине одного-двух дюймов за переносицей."
Хотелось бы обратить внимание на "картину мира", Э.Шредингер также достаточно часто упоминает о модели мира, конечно, прежде всего, по отношению к науке:
"... нам казалось, что мы имеем дело с самим миром; такие выражения, как "модель" или "картина", используемые для концептуальных построений науки, появились во второй половине девятнадцатого века, и не ранее, насколько мне известно."

Следующий важный момент отмечает один из создателей квантовой механики: "последние открытия в физике подошли к загадочной границе, разделяющей субъект и объект. Эта граница, как нам говорят, не является четкой. Нам дают понять, что мы никогда не наблюдаем объект, не модифицируя или не окрашивая его нашими собственными действиями, направленными на его изучение. Нам дают понять, что под воздействием наших тонких методов наблюдения и осмысления результатов эксперимента эта загадочная граница стерлась."
Мне это интересно по следующей причине. Объяснив, что такое сознание с помощью алгоритмической модели (к чему мы уже близки), у нас останется более глубокий вопрос о возникновении разума в природе. Каким образом происходит самоорганизация материи? Любопытно, что если не претендовать на "понимание всего", а ограничиться только моделями, то вспоминается такое понятие, как "изоморфизм" моделей. В математике уже давно изоморфные модели считаются неразличимыми. Кстати, вспомните модели Гейзенберга и Шредингера. Различать "совокупность ощущений" и "реальность" при модельном подходе необходимо только как удобный способ объединения частных совокупностей ощущений. Ставить вопрос о существовании "реальности" достаточно странно при модельном подходе, как ставить вопрос о существовании простых чисел. Для любого человека, знакомого с основами математики, простые числа "существуют сами по себе", а не являются "выдумкой" людей.

Э.Шредингер пишет о "чувствах":
"все наши знания об окружающем нас мире, и полученные в повседневной жизни, и обнаруженные благодаря тщательно спланированным трудоемким экспериментам, всецело основаны на непосредственном чувственном восприятии; в то же время, с другой стороны, эти знания не раскрывают отношения чувственных восприятий и внешнего мира, поэтому в картине или модели внешнего мира, построенной на базе научных открытий, все чувственные качества отсутствуют."

Хм ...
Так что в сухом остатке? Вот открываю я книгу Дж. Серль "Открывая сознание заново" и читаю:
"Я хочу забить последний гвоздь в гроб теории, согласно которой сознание является компьютерной программой".
Сразу возникает мысль, а что он имеет в виду под компьютерной программой? Дальнейшее чтение еще хуже - такое количество глупостей можно прочитать только у философов. Сначала я хотел использовать эту работу как основу для критики, но ... даже зацепиться не за что, настолько мое мировоззрение не совпадает с этим текстом. Это лишний раз убедило меня в колоссальном различии индивидуальных моделей. И есть ли смысл излагать свою модель? Пожалуй, только себе ... Вот НЛП-ешники, так те сразу быка за рога.

И все же, и все же. Хорошо, что хоть логику вырвали из цепких лап философов и теперь она относится к математике. Большинство людей, не имеющих отношения к математике, считают ее "сухой" и абсолютно бесчувственной. На одном из форумов недавно прочитал вопрос: нужно ли математику гуманитарное образование? По поводу "образования" можно рассуждать, но вот по поводу необходимости заполнения мозга "чувственными" образами у меня сомнений не возникает. И это следует из особенностей "поиска" решения. Не все решения сводятся к "вспоминанию", для наиболее сложных задач "вспомнить" можно только отдаленные аналогии (хотя, надо признать, для большинства "средних" задач достаточно иметь в своем мозгу достаточно полную "базу знаний"). Так вот при "комбинировании" аналогий возникает "экспоненциальный взрыв" и необходимо эффективное исключение "плохих" вариантов. И здесь на первое место выступают оценочные, "чувственные" способности нашего мозга. Конечно, здесь есть определенное упрощение, но оно компенсировано расплывчатостью используемых понятий. Не подлежит сомнению, что "чувственные" способности можно моделировать, они не сложнее "аналитических" способностей. "Чувственные" образы сохраняются в памяти и накапливаются в течении жизни. Недавно я обнаружил интересную особенность своего сознания. Смотрю не очень умный фильм и, вдруг, у меня начинают капать слезы. Аналогичную картину многие наблюдали у стариков. В чем причина? Ясно, что это всплывают какие-то "чувственные" ассоциации, которых к концу жизни становится достаточно много. С другой стороны многие отмечали "жестокость" детей. Так это не "жестокость", просто "база чувств" еще слишком мала.

Теперь о Сколково. Мне вспоминается фильм "В круге первом" по роману Солженицина. Абсолютно дикая обстановка, в которой, вроде, невозможно работать. Или у Л.Л.Кербера в "Туполевской шараге":
"Он же рассказывал, как получил вместе с уборщиком соседнего барака задание напилить дров. Два пожилых человека, закутанные в лохмотья, грязные, обросшие седой щетиной, медленно тянут пилу. Между ними состоялся такой диалог:
- Ты откуда?
- Из Ленинграда.
- А ты?
- Оттуда же.
- Где работал?
- В Академии наук.
- А ты где?
- Там же.
- Ну уж брось, я там почти всех знал. Как твоя фамилия?
- Крутков.
- Юрий Александрович? Бог мой, я Румер, помните лестницу, Ломоносовскую мозаику, ради Бога, не обессудьте, не узнал.
- Полно, полно, Юрий Борисович, кто здесь узнает. Но не обессудьте, пошел барак топить, а то, сами знаете, побьют, да и только.
"
Вы думаете, что ФСБ лучше КГБ? Вернуться к старым методам они уже не могут, а других у них нет. Т.ч. ни черта у них не получится. Нужна "культура", а в нашей стране за последние 50 лет даже остатки ее умудрились потерять. Когда я пришел на "родненький" завод с колючей проволокой вокруг, то еще застал людей, которые соприкасались с людьми прежней формации. Пусть сами не очень грамотные они сохраняли уважение к уму, к знаниям. Постепенно все стало размываться, а за последние 20 лет стали появляться молодые "стопменеджеры", про которых даже не скажешь, что они неграмотные. Они потеряли главное - "культуру", они просто неспособны создавать вокруг себя рабочую обстановку, как это делали Туполев, Королев и многие другие.

Может это мне просто кажется - обыкновенная старость. Видел то я не так уж и много, может на соседнем предприятии все процветает, а Москва, говорят, лучший город мира, но смущают некоторые "статейки". Вот И. Лещинский в статье "Новые люди" пишет:
"Как уже говорилось, результатом всего этого является потрясающее по своей глубине и распространенности невежество молодых людей. Удивительно, но факт: по своему запасу знаний многие из них уже сейчас отброшены на уровень своих неграмотных пращуров. Автору этих строк приходилось встречаться с 20-летними юношами и девушками, не прочитавшими ни единой книги даже в детстве (место детских книжек давно заняли низкосортные американские мультсериалы), не знающими даже названий планет Солнечной системы и республик Советского Союза. После этого уже не так примечательно, что некоторые из упомянутых лиц верят в бесов и домовых (к сожалению, это не шутка и не преувеличение). Поражает здесь именно быстрота умственной деградации (за одно поколение)."

А ЕГЭ? Это, в общем то, никудышная замена "культуры" преподавателей. Более того, она узаконивает ее отсутствие. И кто же запускает подобные "проекты"? Да вот они:
"Торжественно объявив образование "национальным проектом", государство старается заставить нас забыть, как оно еще недавно выражало откровенное сожаление по поводу популярности высшего образования, которая устойчиво росла все нелегкие 90-е годы и продолжает расти сейчас. Можно вспомнить хотя бы восклицание президента Путина: "Ну и кому это нужно?!" Так президент России комментировал "чрезмерное", по его мнению, число студентов в стране. Можно привести подобные высказывания и местного масштаба. Провинциальные чиновники обычно проявляют большее рвение и большую наивность, а поэтому их действия выглядят смешнее и откровеннее. Так, летом 2004 года представителей вузов Пензы не пустили в некоторые районные и сельские школы для встречи с выпускниками, объяснив, что стране нужны рабочие руки, а не "болтуны". Примерно такие же заявления, только чуть менее грубые, делали высокопоставленные губернские чиновники в публичных выступлениях." (ж.СКЕПСИС, А.Очкина, 2007 г.)

Рекомендую прочитать лекцию Симона Шноля, который в конце говорит:
"Я хочу вам всем сказать напоследок: замечательная вещь - наука. Это высшее наслаждение - прочтя геном, узнать, что мы с вами отличаемся от шимпанзе меньше, чем на 1%, колоссальное умственное наслаждение. Я желаю всем нам это наслаждение испытывать."
Именно это свойство науки оставляет у нас надежду на преодоление деградации, но это только при наличии людей, которые "почувствовали" куда идти и где искать "счастье".

С.Шноль очень точно определил ошибку реформаторов:
"Вы догадываетесь, что я перехожу к современности. После того как распалась наша великая страна, которую многие мои ровесники оплакивают (и не только мои), наверно, и помоложе тоже, молодые реформаторы, исследовав состояние науки в нашей стране, пришли к выводу, что состояние очень плохое. Они были правы, конечно, очень плохое. Они не поняли, что мы находимся на колоссальной экспоненте, мы резко возрождаемся. Уже в 1965 г. по идее Тимофеева-Ресовского пошли зимние школы по молекулярной биологии, а Тимофеев это начал на Урале еще в 1956 г., к нему мы ездили, кто тогда был.

Началось чрезвычайное возрождение. Мы дошли до того, что за несколько лет наше отставание в генетике, молекулярной биологии стало почти незаметным. А реформаторы поняли, что у нас очень низкая продуктивность, и после поездки по США, когда они посмотрели, как там организована наука и как у нас, пришли к замечательному выводу - у нас непродуктивная работа. Мы мало публикуем, на нас мало ссылаются. Тем более, что нам, в основном, было запрещено публиковать на английском языке, мы писали (а я и продолжаю это делать) по-русски. И зачем на этот дикий язык обращать внимание зарубежным читателям-научным деятелям? Значит, мы такие отсталые, такие непродуктивные, и, оказывается, по подсчету Салтыкова и Гайдара тогда (не забуду я им этого подсчета!) - 7 из 10 лишних!"
Если эта ошибка не будет преодолена, то ни о каких Сколково можно и не мечтать. Когда я слышу об "индексах цитирования", об "инпакт-факторах", то отлично понимаю, что подобные вещи не имеют никакого отношения к науке. Подобный "чиновничий" подход приведет к выхолащиванию науки.

У меня иногда мелькают некоторые мои "утверждения", так вот, хочется предупредить, что это не утверждения в обычном понимании, т.е. нечто, претендующее на "истину". Это мои "чувства" и они изначально противоречивы, как и любые чувства. Но у человеческих чувств, выраженных обычным языком, имеется большое преимущество перед формализованной передачей информации - они, как это ни странно, часто более информативны.

p.s.

Наука будет жить плохо, но недолго
Академгородок куда лучше Силиконовой долины

 
X